РУС ENG 

Рабочая встреча Председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой и Президента России Владимира Путина

3 марта 2017 г.

Фото: Пресс-служба Президента России

Т.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Мы сейчас подводим итоги нашей деятельности за 2016 год. Но, мне кажется, принципиально важно, что мы начали новый финансовый год. И информируя Вас о тех результатах, которые мы получили за 2016 год, хотелось бы надеяться, что ошибки, которые допущены, не будут повторяться или хотя бы будут меньше повторяться в 2017 году.

За 2016 год мы в рамках своей компетенции провели 320 контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, которыми было охвачено 2165 объектов контрольной деятельности. При этом ещё порядка 20 мероприятий мы проводим в рамках оперативного контроля за исполнением федерального бюджета, бюджетов государственных внебюджетных фондов и бюджетов регионов, где идёт финансовая помощь из федерального бюджета.

По предварительным данным, мы выявили 3825 нарушений различного законодательства, что сопоставимо с уровнем 2015 года, то есть роста нет, есть даже небольшое снижение. Структура или классификация этих нарушений выглядит таким образом – здесь есть определённые, как мне кажется, существенные вещи, на которые нужно обратить внимание: 899 нарушений – это нарушения в сфере государственных закупок и превышение объёмов бюджетных ассигнований, на которые заключаются контракты.

Абсолютно все нарушения в сфере государственных закупок носят традиционный характер: это нарушения при исполнении, поставка не тех услуг или не тех работ, или не того оборудования, которое было прописано в контракте, продление сроков контрактов, иногда без особого обоснования.

Наверное, способом решения этой проблемы могло бы стать создание такой интегрированной системы: бюджет – реестр государственных закупок – казначейское сопровождение всего этого процесса, потому что это очень важно сегодня.

В руках и Министерства финансов, и казначейства сосредоточены достаточно большие, широкие полномочия. Главное – выстроить эту интегрированную информационную систему. В этом направлении мы с коллегами работаем.

Вторая группа нарушений – это нарушения в сфере использования государственной собственности и начисления соответствующих налоговых и неналоговых платежей. Например, у нас было контрольное мероприятие, речь шла о временном ввозе автотранспортных средств на территорию Российской Федерации.

В.Путин: Это как госзакупка?

Т.Голикова: Нет, не как госзакупка, а как начисление доходов – временный ввоз. В рамках проведения контрольного мероприятия мы выявили, что автотранспортные средства своевременно не были вывезены с территории Российской Федерации, довольно большой объём.

В.Путин: Задержались?

Т.Голикова: Да, 22 600 единиц. Из-за того что это не было отражено в отчётности…

В.Путин: Государство недополучило деньги.

Т.Голикова: Да, налоги не были доначислены.

Что касается государственной собственности, то здесь предстоит, мне кажется, достаточно большая работа, потому что есть по-крупному два типа нарушений.

Первый тип нарушений – это инвестиционные контракты. Привлекательным [здесь] является земля, которая находится под соответствующими учреждениями, и она, как правило, и является предметом инвестиционного контракта.

Мы проверили 46 инвестиционных контрактов – к сожалению, 86 нарушений. Только по 13 контрактам расчётный ущерб – от 7,5 до 13 миллиардов рублей. Он [ущерб] расчётный, но условия контрактов, как правило, инвесторами не выполняются. Жильё строится, квартиры предоставляются, но условия государственных контрактов не исполняются.

В.Путин: Цены и объёмы не соответствуют рыночным условиям.

Т.Голикова: Конечно. И если говорить об инвентаризации объектов казны, то, к сожалению, у нас сегодня существуют достаточно серьёзные расхождения: на учёте в казне стоят 76 тысяч объектов, которые курирует Росимущество; в Росреестре – в три раза больше. А следствием неинвентаризации казны является опять же недоплата налогов. До тех пор, пока здесь не будет наведён порядок, естественно, мы не получим искомого результата.

Ещё одна тема, на которую хотела бы обратить внимание, смотрится вроде технически, – недостоверность отражения фактов хозяйственной жизни в бюджетной отчётности. Это тоже приводит к неуплате налогов: введённые объекты, приобретённое оборудование несвоевременно поставлено, и, соответственно, на них не начисляются налоги, потому что этого нет в отчётности. А если говорить административно, то получается, что бюджетная отчётность в последующем является предметом утверждения на законодательном уровне.

По проверке исполнения бюджета за 2015 год – за 2016‑й ещё не было – мы выявили 14 фактов недостоверной бюджетной отчётности. Вместе с Минфином и казначейством очень плотно на эту тему работали, многое удалось устранить, но самое главное, что это в основном не на уровне главных распорядителей, это второй, третий уровень. Во многом нарушения, которые мы видим, связаны, к сожалению, с непрофессионализмом тех, кто осуществляет те или иные государственные функции.

И, наконец, последнее из крупного – это нарушения при исполнении федеральной адресной инвестиционной программы. К сожалению, здесь имеют место [случаи], когда средства бюджета перечисляются без наличия проектно-сметной документации, без отвода земельных участков. Деньги, по сути, уходят из казны и дальше используются уже либо по известной схеме – путём размещения на депозитных счетах, или бывают случаи, когда в принципе они используются на другие цели.

Мы достаточно плотно работаем с Правительством, парламентом, правоохранительными органами. С Правительством работаем в основном по тем моментам, которые связаны с выявляемыми нами пробелами в действующем законодательстве, с тем чтобы эти пробелы устранялись. За три года, которые я работаю на этой должности, кое-что удалось сделать и продвинуться именно по реализации этих изменений в законодательстве и нормативной базе.

Правоохранителям, естественно, передаём материалы в случае, если видим факты, которые являются предметом уголовного преследования, и там уже осуществляются соответствующие проверки.

Что касается 2017 года, то мы традиционно сосредотачиваемся на исполнении Ваших поручений, поручений парламента и [осуществляем] предварительный, текущий и последующий контроль за исполнением всех бюджетов бюджетной системы.

Наверное, из нового, что появляется у нас в 2017 году, – это мониторинг и контроль при необходимости реализации приоритетных национальных проектов, контроль за соблюдением показателей, которые там заявлены, и информирование Совета по приоритетным проектам, который Вы возглавляете.

В.Путин: Татьяна Алексеевна, попрошу Вас обобщить то, что Вы сейчас рассказали, что есть у Вас в документах и что сейчас не было сказано, с предложениями о том, что нужно сделать, по каким направлениям, совместно с кем, для того чтобы закрыть эти вопросы.

Т.Голикова: Хорошо, мы сделаем это обязательно.


Источник сайт Президента России   


Материалы по теме

Наверх