РУС ENG 

Татьяна Голикова выступила на заседании Госсовета и Комиссии по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития

4 Мая 2017 г.

Фото: Пресс-служба Президента России 

Т.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники заседания!

В рамках наших полномочий мы осуществляем мониторинг исполнения мероприятий указов Президента от 2012 года. Я позволю себе отнестись к тем выступлениям и к тем предложениям, которые прозвучали сегодня от докладчиков, в контексте именно нашей практической работы.

Первое – это деятельность многофункциональных центров. Должна сказать, что, по нашим оценкам… и это не просто наши оценки, поскольку каждое наше экспертно-аналитическое, контрольное мероприятие, которое касается жизни граждан, сопровождается соответствующими опросами в интернете на нашем информационном ресурсе.

По этой части мы можем сказать, что по состоянию на 24 апреля текущего года 89 процентов наших граждан, которые участвовали в опросе, дали оценку «хорошо» этой деятельности. Понятно, что пройден только первый этап. И мне бы хотелось отреагировать на то, о чём сказал руководитель рабочей группы Госсовета губернатор Голубев.

Был поставлен вопрос о финансовом обеспечении для субъектов Российской Федерации деятельности многофункциональных центров. Здесь действительно есть проблема, но она немножко в другом. Дело вот в чём. На сегодняшний день эта деятельность обеспечивается на 50 процентов государственной пошлиной в субъекты Российской Федерации и на 50 процентов неналоговыми платежами, которые осуществляют государственные органы или казённые учреждения, когда оказывают юридически значимые действия.

Здесь прозвучала тема Росреестра, это действительно так, потому что Росреестр делегировал свои полномочия своему федеральному государственному бюджетному учреждению, которое относит оказание этих услуг к платным услугам, и, соответственно, они не зачисляются в субъекты Российской Федерации, как другие неналоговые доходы.

Поэтому для того, чтобы урегулировать этот вопрос, необходимо внести поправку в 51‑ю статью Бюджетного кодекса, в которой поименовать не только госорганы – казённые учреждения, но и федеральные государственные бюджетные учреждения.

Хотя, строго говоря, федеральные государственные бюджетные учреждения не могут исполнять государственные функции, они им не могут быть делегированы, но, к сожалению, по системе Росреестра у нас такое имеет место быть.

Что это такое в деньгах? За 2015–2016 годы это учреждение заработало 4,6 миллиарда рублей. Соответственно, на 85 регионов страны это была бы сумма на два года, если бы это было 50 процентов – 2,3 миллиарда рублей. Считаю, что это тема, которая абсолютно заслуживает внимания, потому что на сегодняшний день, как справедливо это прозвучало, это основная услуга, которая предоставляется МФЦ.

Вторая тема, которая касается МФЦ, – это услуги, которые предоставляются в режиме «одного окна», за них не взимается никакая плата. Это, как правило, услуги Пенсионного фонда, Фонда социального страхования, отдельные услуги МВД. Расходы за них несут исключительно субъекты Российской Федерации своими бюджетами. Как мы знаем, с февраля 2017 года на МФЦ возложено ещё и полномочие по выдаче паспортов, при этом мы понимаем, что когда выдаются паспорта, то должно быть надлежащее хранение, надлежащая защита этого МФЦ и так далее.

Средства дополнительные здесь тоже нужны. В этом смысле тема, которая затронута первая – финансовая, имеет место быть, и она может быть решена без ущерба для федерального бюджета, потому что деньги в федеральный бюджет не поступают от этой платы, о которой я сказала.

Наконец, в этой части заработная плата. Заработная плата сегодня сотрудника МФЦ 12–18 тысяч рублей, она действительно маленькая. И когда говорят, что они ведь не выполняют государственную функцию, они просто принимают и отдают документы, на самом деле, наверно, неправильно так говорить. Они находятся один на один с гражданами, и им приходится отвечать на вопросы: документы вовремя, не вовремя, какого они качества и так далее.

И наконец, связанная с этим тема, которая обсуждалась, но она, возможно, не получила такого широкого распространения, хотя отдельные субъекты принимают такие решения. Мы говорили, что если мы будем предоставлять услугу через «одно окно», то мы будем сокращать численность и территориальных органов, и госорганов, и госорганов субъектов Российской Федерации.

Где-то это происходит, но это происходит не потому, что мы создаём МФЦ, а это происходит скорее от нехватки денег в субъектах Российской Федерации, и идёт оптимизация численности. Мне кажется, что на эти проблемы нужно обратить внимание. Финансовую проблему, касающуюся, с одной стороны, обеспечения, а с другой стороны, деятельности сотрудников, которые работают в МФЦ, нужно дорешать.

Вторая тема – это независимая оценка качества работы организаций. По этой оценке можно было бы с другой стороны судить о доступности предоставления услуг в социальной сфере. С одной стороны, мы можем констатировать, что законодательная система создана, создано четыре тысячи общественных советов, но принципиально важно, что дальше, потому что дальше эта система своего развития пока не получила. Два года мы в ней отработали, и два года на сегодняшний день дали такие результаты. Я постараюсь о них сказать.

Вы справедливо отметили, что уже имеются проблемы, которые связаны с аффилированностью членов общественных советов, например, общественный совет в семь человек: четыре человека – представители организаций, которые, собственно, в рамках независимой оценки и оцениваются. И это, кстати говоря, повсеместно. Это показывают наши контрольные мероприятия.

Но что неприятно и на что бы я хотела обратить внимание? Независимая оценка, и так написано в законодательстве, создавалась в целях предоставления гражданам информации о качестве оказания услуг социальной сферы, а также в целях получения повышения качества их деятельности. К сожалению, те протоколы независимой оценки, которые сегодня на информационном ресурсе размещены, – мы смотрели сегодня с утра, некоторые примеры есть в папке с собой – содержат такую информацию: протокол, рекомендация – улучшение информированности граждан.

Более того, эти протоколы сфотографированы, есть такие случаи, с компьютера и размещены в информационной системе то ли потому, что не могли в информационную систему зайти, то ли потому, что не удосужились там что-то сделать, но по такой информированности нас ведь тоже оценивают.

Но есть позитивный опыт. Есть такие «голые» протоколы, а есть протоколы достаточно хорошего качества, которые заставляют задуматься и принять управленческие решения. Я бы хотела отметить в сфере здравоохранения Ростовскую область и Хабаровский край, в сфере образования – Томскую область. Не буду говорить о негативных примерах, к сожалению, их больше, они есть, но, пользуясь тем, что здесь присутствуют губернаторы, хотела бы сказать, что на сегодняшний день в сфере образования 11 субъектов не разместили результаты независимой оценки, в сфере здравоохранения – 25 субъектов, в сфере культуры – 31 субъект.

Сегодня, по данным статистики, в этих четырёх сферах – культура, образование, здравоохранение, соцобслуживание – трудятся практически 109 тысяч единиц организаций. На сегодняшний день, по данным сайта, независимая оценка размещена только в отношении пятидесяти, 25 процентов – в сфере здравоохранения, 44 процента – в сфере соцобслуживания, 47 – в сфере образования и 50 – в сфере культуры. Это результат деятельности двух лет, независимую оценку мы проводим раз в три года.

Наверное, мы успеем провести независимую оценку всех учреждений. Мне кажется важным отметить следующее, что, несмотря на требования законодательства, организации ведомственной принадлежности и частной формы собственности оказывают услуги, но в независимой оценке участия не принимают.

Хотя, повторяю, это требование законодательства. На федеральном уровне учреждения высшего образования оценены с точки зрения независимой оценки, а учреждения среднего и общего образования не оценены.

Кроме того, говорилось по качеству подготовки наших специалистов. Закон об образовании требует, чтобы были выработаны критерии независимой оценки качества подготовки обучающихся, но их пока нет.

И наконец, ещё несколько тем, которые касаются независимой оценки, коротко. Закон строго запрещает осуществлять деятельность по независимой оценке операторами в рамках государственного задания. Он говорит, что это осуществляется только по конкурсу. На сегодняшний день 46 субъектов оценивают деятельность своих организаций в рамках госзадания. Это ещё хуже, чем аффилированность, потому что это даёт возможность влиять на результаты.

Следующая тема, как мне кажется, очень важная для регионального аспекта. У нас 45 тысяч населённых пунктов, которые на сегодняшний день не имеют сети «Интернет», сельских населённых пунктов, а сама независимая оценка, как правило, осуществляется через систему «Интернет».

Мне кажется, нужно задуматься, потому что есть опыт Министерства здравоохранения, они в своём приказе, кстати, единственные отразили, что в случае отсутствия интернета прямо в организации проводится анкетирование. Но, к сожалению, в других сферах пока такого мы не наблюдаем. Я не говорю о качестве анкетирования. На сегодняшний день, к сожалению, в независимой оценке участвуют 30–50 участников.

Понятно, что это нерепрезентативная выборка, тем не менее мы должны расширять эту работу, потому что действительно это ещё один инструмент оценки качества и доступности оказания услуг в социальной сфере. В этой связи мы предлагаем всё-таки утвердить единые требования к общественным советам, их составу и деятельности. Это не требует даже законодательных изменений.

Максим Анатольевич говорил, что мы с 2018 года внесём изменения и начнём как-то по-другому работать. Нам ничего не мешает сейчас сделать отдельные достройки по нормативным актам Правительства и соответствующих ведомств, для того чтобы эта система заработала более востребованно и более понятно для наших граждан.

Кроме того, нам кажется, что нужно вменить в обязанность других ведомств, не отраслевых, но тех, которые имеют в своём распоряжении и учреждения образования, и культуры, и здравоохранения, и соцобслуживания, для того чтобы они тоже участвовали в независимой оценке. И наконец осуществлять какой-то контроль за всем этим мероприятием.

Что касается ветхого жилья. Тема, мне кажется, самая сложная из тех, которые сегодня обсуждаются. Мы с Дмитрием Николаевичем и с Михаилом Александровичем достаточно плотно работали прямо в преддверии Госсовета по этому поводу. И я бы не хотела в этой части повторяться.

Но с учётом того, что прозвучало в Вашем выступлении, что мы продлеваем деятельность фонда, и с учётом того, что сказал Михаил Александрович, что 11 субъектов Российской Федерации, скорее всего, не выполнят свои планы по переселению из ветхого аварийного жилищного фонда, мне кажется, принципиально важно обратить внимание на следующее.

Наши контрольные проверки показывают, что в основном это произошло в связи с недостатками в системе управления. На сегодняшний день там, где жильё не введено или не построено, тем не менее есть заключённые контракты, есть определённые подрядчики, и сейчас идёт работа, по сути, по разрыву этих контрактов и попытки возвратить авансы.

Это очень длительная процедура, она, как правило, судебная, на это уйдёт определённое количество времени, потом новый конкурс, потом новый выбор подрядчика, новый взгляд и так далее. Мне кажется, что нужно как-то совершенно по-другому, принципиально по-другому посмотреть на эти вопросы, в противном случае мы не сможем реализовать ту задачу, которая стоит перед нами, по дате 1 сентября 2017 года.


Источник сайт Президента России    



Материалы по теме

Наверх