РУС ENG 

Выступление Председателя Счетной палаты А.Л.Кудрина на пленарном заседании Государственной Думы по вопросу «О проекте федерального закона № 514334-7 «Об исполнении федерального бюджета за 2017 год»»

Добрый день, Вячеслав Викторович! Добрый день, уважаемые депутаты, уважаемые коллеги.

Я хотел бы представить заключение Счетной палаты на отчет об исполнении федерального бюджета за 2017 год.

Представленный Правительством Российской Федерации отчет по доходам, расходам и источникам финансирования дефицита достоверен, что подтверждается проверкой Счетной палаты.

В 2017 году объем нарушений, выявленных Счетной палатой по проверке исполнения закона о федеральном бюджете и отчетности, составил 547,3 млрд рублей.

После двух лет снижения ВВП в 2017 году вырос на 1,5%, однако, это ниже показателей, которые были заложены в прогноз, -2,1%. Я, конечно, хочу подчеркнуть, что в прошлом году произошел положительный разворот в развитии российской экономики, мы стали набирать темпы роста, и сегодня это было подчеркнуто в отчете вице-премьера и министра финансов Силуанова. Вместе с тем, мы должны в своем отчете учитывать и то, какие прогнозные показатели закладывались, и что получено, потому что они влияют на доходы и расходы федерального бюджета. Поэтому я должен отметить, что бюджет исполнен с дефицитом в 1,3 трлн рублей (1,4% ВВП), однако, дефицит планировался 2 трлн (2,2% ВВП).

На покрытие дефицита федерального бюджета в декабре 2017 года были направлены средства Резервного фонда в объеме чуть больше триллиона рублей. Резервный фонд, как вы знаете, был полностью израсходован.

Напомню, что этот инструмент мы создали в 2004 году для спасения экономики в самой кризисной ситуации. У этого решения были противники, многие из них сегодня присутствуют здесь, которые призывали тратить нефтегазовые сверхдоходы, а не откладывать на черный день. История последних 10 лет показала, что замысел, который был связан с созданием таких резервных фондов, оправдался. Резервный фонд дважды выполнил свою миссию. Всего из него было потрачено 10,1 трлн рублей: в 2009-2010 гг. – за три года – из него было потрачено 4,3 трлн, а в период рецессии 2015 – 2017 гг. – 5,8 трлн рублей. Благодаря Резервному фонду нам не пришлось идти по миру с протянутой рукой, ни в МВФ, ни принимать определенные условия. Мы сохранили свою независимость в проведении всех решений в части экономической политики нашей страны, поэтому я с гордостью говорю об этом, поскольку это был своевременный продуманный механизм.

Теперь функция Резервного фонда перешла к ФНБ. И я хочу обратить Ваше внимание, что так как теперь ФНБ – наш главный резерв, мы должны внимательно посмотреть на состояние его активов. Раньше к ним были другие требования, сегодня они должны быть в более ликвидном состоянии, поэтому нам нужно провести дополнительную оценку ликвидности этого фонда. Вы помните, мы Резервный фонд называли подушкой безопасности, поэтому и ФНБ должен быть таким же высоколиквидным инструментом, который в любой момент, когда это потребуется, позволяет изъять из него ресурсы. Понятно, что подушка безопасности, которая не открывается в нужный момент, уже не является подушкой безопасности, поэтому мы будем внимательно следить за состоянием активов ФНБ.

В 2017 году реальные располагаемые доходы населения снизились на 1,7% ВВП, несмотря на то, что мы видели экономический рост, и прогнозировалось повышение реальных доходов населения. За последние 4 года уровень жизни в стране, то есть реальные доходы населения суммарно за 4 года снизились на 11%. При этом, надеюсь, что в этом году мы все-таки получим впервые повышение реальных доходов населения. За первые 8 месяцев 2018 года они выросли на 2,6%.

Реальный рост размера пенсий в прошлом году, тем не менее, был уже положительный - составил 3,6% после двухлетнего перерыва, в течение которого, к сожалению, и у пенсионеров реальные доходы снизились на 7,1%. В первые 7 месяцев этого года мы тоже видим рост реальных доходов пенсионеров. Это обнадеживает. Тем не менее, уровень бедности сохраняется высоким – 19,3 млн человек, то есть 13,2% населения имеют доход ниже прожиточного минимума.

Конечно, мы должны серьезно уделить внимание и оценке стратегических целей, которые поставил Президент. Не буду их перечислять, в нашем отчете это есть, напомню, что

  • объем инвестиций не достиг 27% ВВП,

  • рост производительности труда серьезно отстал от запланированного, тем самым мы не вышли на запланированные темпы экономического роста. Мы это должны учесть при выполнении указов и целей, которые поставил Президент в этом году.

Я особенно хотел бы обратить внимание, что в составе отчета, который мы сегодня обсуждаем, есть также сводный доклад о ходе реализации, оценке эффективности государственных программ. Мы его также сегодня должны обсуждать. Напомню, что все-таки эффективность госпрограмм не всегда высокая. Показатели и мероприятия госпрограмм часто не соответствуют стратегическим задачам. По экспертной оценке Счетной палаты, 31 из 40 госпрограмм в той или иной степени не соответствует документам стратегического планирования.

Сегодня Минэкономразвития, и это есть в отчете, который Вам представлен, использует методику оценки эффективности, которая пока никем не утверждена, но сейчас Правительство рассматривает возможность ее утверждения. Напомню, что там 4 градации оценки эффективности программ:

  • высокая

  • выше среднего

  • ниже среднего

  • низкая

Кроме того, Минэкономразвития применяет такой прием: если нет фактических данных по какому-то показателю, то исходит из того, что он выполнен на 50 или 70% от запланированного. Так, конечно, мы считаем, нельзя оценивать эффективность государственных программ.

Счетная палата использует другую градацию, но мы, надеюсь, когда-то соединим наши усилия. Мы считаем, что нужно оценивать программы по степени:

  •  высокая

  •  средняя

  •  низкая эффективность

Особенно мы выделяем те программы, в которых нет достаточных фактических данных по более чем 10% показателей. И поэтому 11 таких программ не должны быть оценены, потому что, как я сказал, 10 и больше процентов показателей не имеют фактических данных.

Напомню, что по методике Минэкономразвития 6 госпрограмм реализуются высокоэффективно. По методике Счетной палаты – ни одной. То есть мы расходимся в оценке качества выполнения государственных программ.

По оценке Минэкономразвития эффективность 7 госпрограмм на протяжении 3 лет остается на низком или на уровне ниже среднего. Это госпрограммы по развитию доступной среды, промышленности, авиапромышленности, культуры и туризма, Калининградской области, а также по охране окружающей среды и обеспечению доступным жильем.

Вместе с тем, несмотря на то, что Правительство оценивает очень низко эффективность этих программ, в 2019 – 2020 гг. предлагается увеличить их финансирование. Мы считаем, что нужно более строго подходить к увеличению финансирования особо неэффективных государственных программ, потому что госпрограммы остаются основным инструментом выполнения национальных проектов. Давайте будем думать над тем, как госпрограммы сделать эффективными.

Обращу внимание на ФАИП. Из 408 строек не завершены 145 объектов (35,5%). Из них только 32 введены в эксплуатацию в этом году, большая часть отложена на более длительный срок.

Схожая ситуация в регионах. Мы проверили Северо-Кавказский федеральный округ. По результатам наших оценок незавершенное строительство по федеральным объектам увеличилось на 296 млрд. Общий объем незавершенного строительства составил 2,5 трлн рублей «омертвленных» средств. Вместе с тем, поручением Президента (которое было дано в 2015 году) были даны сроки во втором квартале прошлого года завершить инвентаризацию незавершенного строительства и принять программы по расчистке незавершенного строительства. Можно снять с баланса, если не подлежит уже достройке, продать или поставить на достройку. Хочу обратить внимание, что наши министерства и ведомства финансируют новые объекты, хотя по такого же рода объектам есть незавершенное строительство.

В завершение скажу, что, несмотря на то, что в октябре приняли последние поправки в бюджет, тем не менее, все показатели прогноза, на основе которых прогнозируются расходы и доходы, остались консервативными. Тем самым я хотел бы обратить внимание, если мы вносим изменения в бюджет в течение года, то мы должны править некоторые показатели макроэкономики. В конце года очень серьезно отклонились фактические показатели исполнения макропрогноза от заложенных даже уже в октябре. Как сказал: по курсу, по инфляции.

Достижение самой низкой инфляции в прошлом году – это большое достижение Правительства, которое создаст основу для увеличения сбережений населения в банках. Это является основой достижения целевого показателя по росту инвестиций.

Спасибо.

Наверх