РУС ENG 

Выступление Председателя Счетной палаты Алексея Кудрина на расширенном заседании Коллегии Минфина России

Уважаемые коллеги! Я люблю выступать в этом зале. С большим удовольствием хочу констатировать, что в докладе Антона Германовича было достаточно оснований надеяться на то, что основные задачи Правительства будут исполняться. Тем не менее я не был бы руководителем Счётной палаты, если бы не обратил внимание на некоторые риски, которые, конечно, надо учитывать. Вместе с тем отмечу, что у нас есть фундаментальные достижения за прошедший период. Ненефтегазовый дефицит бюджета сократился до 6% ВВП. Это была мечта, это то, что мы до 2008 года, до кризиса, имели. Сегодня можно сказать, что мы создали основу финансовой устойчивости России, и этому можно порадоваться.

С другой стороны, это досталось высокой ценой: за три года объём расходов федерального бюджета сократился с 19,1 до 16,1% ВВП – на 3% ВВП. Это высокая цена, это сокращение государственных расходов. Для любой страны это достаточно серьёзный вызов. Тем не менее страна это прошла – стабилизировала свои финансы, снизила зависимость от нефти. Вместе с тем (вы знаете мою позицию) я считаю, что на ближайшие шесть лет можно было на 0,5% ВВП снизить уменьшение  и не повышать НДС. Это больше бы способствовало росту ВВП, и тем не менее была бы достаточно стабильная финансовая ситуация.

Конечно, сейчас в первую очередь мы обращаем внимание на выполнение национальных целей и национальных проектов. Сразу хочу отметить, что большая работа проведена по национальным проектам, выделены действительно немалые ресурсы, но мы пока ждём планов достижения национальных целей, как сказано в Основных направлениях деятельности Правительства. Пока они не представлены, и мы ещё не можем до конца оценить все меры и финансовые ресурсы, которые потребуются для достижения национальных целей. Выполнение национальных проектов не всегда обеспечит в полной мере выполнение национальных целей, мы это понимаем. И общей картины пока ещё мы не видим – всех задач, которые ставит перед собой Правительство.

Второе, на что хотел обратить внимание, – это достижение высоких темпов экономического роста. Конечно, достижение высоких темпов роста не обеспечивается только выполнением национальных проектов. Это более широкий спектр шагов и задач, о которых Антон Германович сегодня говорил, это институциональные изменения, которые должны проводиться: снижение нагрузки для бизнеса, улучшение регуляторной среды, сокращение контрольных проверок, упрощение целого ряда процедур, улучшение качества государственного управления. Но я считаю, что целый ряд резервов, которые способствовали бы росту и которые являются структурными изменениями, пока недостаточно учитывается. Например, снижение доли государства в экономике. На ближайшие три года планы по приватизации в бюджетной трёхлетке записаны в размере 24 млрд рублей. Меньше ещё не планировалось в последние 15 лет на прогнозный период. Это означает, что приватизация, снижение доли государства в экономике – эта мера пока поставлена на паузу, что, я считаю, снижает какой-то внутренний драйв в экономике, поддержку или ориентацию на частный сектор.

Бюджетный манёвр, о котором говорит целый ряд исследовательских центров, институтов – ВШЭ, РАНХиГС. Мы считаем, что для достижения более высоких темпов роста нужно увеличить вложения в образование, здравоохранение, инфраструктуру, в том числе в процентах ВВП. На ближайшие три года структура государственных расходов расширенного Правительства не меняется. При этом наш анализ, в том числе модельный, показал, что образование, здравоохранение абсолютно положительно влияют на темпы роста.

Я напомню, что сейчас по образованию, здравоохранению не только вопрос по заработной плате в соответствии с указом решается. Здесь присутствуют в том числе представители образования, они скажут: на оснащение в последние два-три года (на оснащение университетов новой техникой, на новые программы) практически не хватает средств. То есть мы сегодня это чувствуем не только на голых цифрах, процентах ВВП, мы это чувствуем в реальной практике.

Много или мало расходов в национальных проектах на образование, здравоохранение? Казалось бы, немало. На образование – 1,7 трлн рублей. Вместе с тем мы впервые планируем расходы в номинальном выражении. 1,7 трлн на шесть лет – это много или мало для здравоохранения? Мы не всегда использовали такие подходы, потому что была высокая инфляция и номинальные цифры зачастую мало говорили о том, что мы делаем или собираемся делать. За предыдущие шесть лет на здравоохранение в рамках расширенного Правительства, включая все источники, было потрачено 17,347 трлн рублей. При этом если брать за базу 2012 год, предшествующий последней шестилетке, и посмотреть номинальный прирост расходов на здравоохранение сверх базового года, то это составит 2 трлн 430 млрд. То есть мы росли в номинальном выражении. Но с учётом темпов инфляции за последние шесть лет в реальном выражении расходы на здравоохранение снизились на 2,5%. Поэтому мы всегда должны осторожно относиться к такого рода расходам.

Что тогда в части будущего мы планируем? Если сохранить планирование расходов на здравоохранение на трёхлетку после нынешнего трёхлетнего бюджета на будущие шесть лет и сохранить их в процентах ВВП, то расходы на здравоохранение составят в будущей шестилетке 25 трлн 660 млрд. Достаточно большие средства. К базовому году – 2018-му – прирост в номинальном выражении всех расходов составит 4 трлн 772 млрд, то есть немало. Из них 1 трлн 700 млрд пойдут на расходы, связанные с национальными проектами. То есть остальные расходы номинального прироста будут в основном исполнением или индексацией текущих и старых обязательств. Расходы на здравоохранение в составе общих расходов, номинальных, в будущей шестилетке составят около 6,5%. Я считаю, что этого недостаточно для прорыва в области здравоохранения и в улучшении качества жизни, увеличении продолжительности жизни.

Похожая картина складывается в сфере образования. Только за предыдущие шесть лет расходы в реальном выражении снизились. На будущие годы в реальном выражении они, конечно, растут, но расходы на здравоохранение (я напомню, расходы на национальный проект составляют около 760 млрд рублей) составят всего 3% от общего объёма номинальных расходов, которые на ближайшие шесть лет планируются. Этого недостаточно для прорывов в этих сферах, в том числе в подготовке абсолютно нового поколения специалистов, работающих в новых условиях инновационной экономики.

Завершая, хочу сказать, что Счётная палата сейчас как внешний, независимый орган государственного контроля также будет проводить мониторинг национальных целей национальных проектов. Мы строим свою методологию. И в этой связи мы уже запустили на нашем сайте информационную панель по оценке и мониторингу национальных целей, национальных проектов. В соответствии с законом о Счётной палате мы имеем право и должны проверять результативность и реализуемость стратегических документов, стратегических целей. Мировой тренд сегодня связан с тем, что государственные счётные палаты большое внимание уделяют стратегическому аудиту, анализу деятельности, анализу результативности работы правительств, соответствующих государственных программ. Мы такой акцент в своей деятельности тоже будем делать. И надеемся, что будем видеть в Правительстве партнёра, говорить о рисках на пути выполнения национальных целей, национальных проектов, говорить о причинах, о мерах, которые требуются дополнительно, и в том числе, конечно, о более серьёзном изменении структуры расходов бюджета, ориентированных на новые задачи, которые стоят перед страной.


Стенограмма  размещена на сайте Правительства России

Наверх